Аделлаида
Тихо шифером шурша, крыша едет не спеша. А куда она приедет, то не знаем ты - и я
Сегодня был день нищих и больных. Началось все сразу с выхода из общаги. Огромная лужа во всю длину тротуара, обойти которую можно только по льду сбоку. Длинной метров десять, глубокая. И бабушка с палочкой. Видно, что по льду не пройдет ни за что, даже если ее вдвоем за руки держать, разве что нести. Останавливается перед лужей на мгновенье, и прямо по ней, ползком.
Дедушка, на улице Репина. Видно, что вода заливает прямо через верх ботинка, вылезает из лужи на лед, оскальзывается, какой-то парень подхватывает его, не дает упасть. Дедушка бедный и нищий, ботинки и так на последнем издыхании.
Столько отчаяния чувствуется в этих людях,. Я в дожде и снеге вижу радость и жизнь, а они пытку. И не то, чтобы сердце разрывается от боли, нет. Просто застываешь на месте, на губах застывает фраза: "Вам помочь?", а помочь никак. Если я за час встретила двоих, сколько же еще ходит по городу, хорошо если только шлепая по лужам.

И в довесок. Дикси. Женщина с ребенком в коляске, закутанной против дождя до ушей в полиэтилен. На кассе пытается одновременно и за ребенком следить и продукты кассирше подать.